Выбери любимый жанр

Эффект плацебо или неудавшийся детектив (СИ) - Николаев Владимир - Страница 1


Изменить размер шрифта:

1

М.Коровина и В.Николаев

Эффект плацебо или неудавшийся детектив

Она по всем повадкам незамужняя.

Красива и умна. Порода. Стать.

Но календарь назад не пролистать,

И не отринуть наблюдение наружное.

Сегодня не обломится обновки:

Сплошь знаки о запрете остановки

Пятница. Июль. Жара, несмотря на десять утра. Фирма «ТХ» начала работу. Работники дружно пребывали в предвкушении уик-энда. Всем лень напрягаться, в головах только пляжи, шашлыки, пиво…

И в разгар всеобщей пятничной профанации работы прозвучал звонок, нахальный и тревожный. Генеральный директор Роберт Львович Заманский, подобно своим сотрудникам ожидавший с нетерпением времени, когда можно будет покинуть рабочий кабинет, снял трубку, и в его мирную дрему ворвался взволнованный голос секретарши Веры:

— Роберт Львович! Звонят из Сибирска. Говорят: очень срочно! У них ЧП!!!

— Какое ЧП? Что случилось? Переключите на меня, Вера. Алло, что у вас произошло? Как груз пропал? Что, пустой контейнер? Вместо комплектующих на два миллиона долларов — двадцать старых советских телевизоров? Что за чушь! Контейнер был опломбирован на нашем складе и сдан компании-перевозчику в полном порядке! Компания серьёзная, чудес не бывает. Может быть, перепутали на региональном складе? Срочно соедините с вашим директором по экономической безопасности. Нет в офисе? Так разыщите! Здесь не до шуток и промедлений! Вера, срочно Григория Петровича ко мне!

Через десять минут директор по безопасности Григорий Петрович Карпов, мужчина неопределенного, но склоняющегося к пожилому возраста, и туманным военным прошлым докладывал боссу:

— Роберт Львович, я лично контролировал процесс укладки контейнера. Когда после таможни мы получали изделия — всё соответствовало полностью. После доработки и сборки оборудования был составлен акт технической экспертизы, сертификат происхождения, Росстандарт дал заключение. Их специалист выезжал к нам на производство. Тут всё в порядке, я ручаюсь. Упаковку и погрузку в контейнер тоже контролировали мы. Я лично контролировал. Здесь тоже зона нашей ответственности. Экспедиторам из компании перевозчика груз сдавался, как положено. Тоже подмены исключены. Я срочно выезжаю в их офис, буду говорить с руководителем. Сразу вам доложу.

Еще через два часа состоялось экстренное заседание учредителей. Григорий Петрович докладывал результаты первого спешного следствия:

— Директор фирмы-перевозчика ручается за своих работников. Да и какой смысл им блудить? Это их бизнес и зона ответственности тоже их. Я думаю, совместными усилиями мы разрулим эту ситуацию, найдем виновных…

— И покараем их по всей строгости, — недобро усмехнулся Заманский.

— А если не найдем, так страховку получим, — лениво заметил один из учредителей, Матвей Деревянко, молодой человек лет тридцати, ухоженный до неприличия, щегольски одетый и при галстуке даже в такую жару.

— Какую страховку? — изумился Роберт Львович, — Мы что, груз застраховали?

— А как же, — снисходительно кивнул Матвей, — я сам распорядился. Вы-то, конечно, и не подумали. Как всегда на авось рассчитывали…

— И на какую сумму застрахован груз? — мягко, но со злым блеском в глазах, поинтересовался Заманский, — Матвей Данилович, а ты, вообще, знаешь, сколько стоит страховка? Мы эту сделку и так на кредитные деньги проводим, нам проценты за кредит тикают, так что если на все два миллиона баксов страховку платить…

— Надо учитывать такие обстоятельства, как этот случай. Лучше заплатить больше страховой компании, чем попасть на все два лимона, — спокойно и нравоучительно заявил Матвей, откусывая кончик сигары.

— Да ты еще полгода доказывать страховщикам будешь, что не верблюд. А проценты по-прежнему будут тикать! И не только на основную сумму, но уже и на проценты, — разозлился Генеральный, — мы же по миру пойдем! Где документы на страховку, Матвей? Я хочу понять, на что ты нас подписал.

— Так в бухгалтерии документы, где ж им еще быть? — отозвался Деревянко, демонстративно наслаждаясь сигарой.

— Григорий Петрович, — повернулся Заманский к начальнику безопасности. Но тот уже ушел в бухгалтерию.

В кабинете повисла весьма неприятная тишина. Роберт Львович злобно поедал глазами курившего как ни в чем не бывало Матвея Даниловича, Селезнев, третий акционер, оказавшийся именно сегодня в городе бывший чиновник городского правительства, теперешний депутат Государственной думы, манерный мужчина-крендель сорока пяти от роду любовался пейзажем за окном, старательно избегая встречаться взглядом с Генеральным, а главный бухгалтер, ныне считавшаяся финансовым директором «ТХ», Инна Викентьевна, сосредоточенно полировала наманикюренный ноготь указательного пальца правой руки.

Григорий Петрович вернулся через два минуты. Положил на стол перед Заманским договор страхования, сел на свое место и уставился на Деревянко испытующе-тяжелым взором. Роберт Львович быстро просмотрел бумаги, потом рассмеялся, откинулся на спинку кресла и произнес значительно:

— Мы с тобой, Матвей, потом поговорим. Позже. Когда у меня времени побольше будет…

— Роберт, оставь его! — прервал его Селезнев, — ты лучше скажи, есть у тебя соображения о том, кто может быть из наших, конторских, к такому кидалову причастен?

— Понимаете, мужики, сначала надо понять, на каком этапе и кто подменил груз. Дураку ясно, что это произошло за воротами нашего склада. Не думаю, что перевозчик заранее мог быть в сговоре с похитителями, — уже спокойнее ответил Генеральный.

— А в милицию заявление подано? — вновь вмешался Матвей.

— Куда заявление? — опять завелся Заманский, — ты, что, Матвей Данилович, вчера родился? В какую милицию ты собрался заявление подавать? В налоговую?

— Ну, у нас есть ведь эти, как их, покровители? — как ни в чем не бывало поинтересовался Деревянко.

— Есть, усмехнулся, — Григорий Петрович, — «Группа Церера» называются. Они уже в курсе, проверяют по своим каналам.

— И что? — не унимался Матвей.

— Ничего, хоть и денег обещано. Времени-то сколько прошло, меньше четырёх часов, как мы узнали о пропаже, — спокойно ответил директор по безопасности, — но, будьте спокойны, Матвей Данилович, они ребята серьезные. Разберутся.

— Тогда чего мы здесь сидим? Пятница ведь. Вы как хотите, а я пошел, — безмятежно сообщил Деревянко и вышел из кабинета.

Суббота прошла без новостей. В воскресенье, пользуясь отсутствием жены, Роберт рано утром поехал к любовнице — Валерии Елагинской. Она ждала его у подъезда своего дома на улице Планерной. Села в машину Роберта, чмокнула его в щёку, и они поехали к директору на почти достроенную дачу в Курорт.

Валерия была настроена добродушно и игриво:

— Что, Иванушка, невесел, что ты голову повесил? — ласкаясь, промурлыкала она.

— Серьёзные проблемы, Лера. Очень серьёзные.

— Что, жена узнала про наши с тобой отношения? И от кого же?

— Типун тебе на язык! У нас груз с оборудованием на два миллиона баксов украли. Точнее, не украли, а в закрытом и опечатанном на нашем складе контейнере Заказчик вместо электронного оборудования на фигову тучу денег обнаружил два десятка старых телевизоров «Рекорд». Пломбы, заметь, целёхонькими были.

— Кто из твоих навёл, как ты считаешь?

— А пёс его знает, кто. Я уж голову сломал, думавши. Реально все на фирме знали об этой поставке, начиная от секретарши и до финансового директора. Какая там военная тайна? — пожал плечами Роберт.

Ехать оставалось километров двадцать, они как раз проезжали бензоколонку на всем известной развилке, когда Лера произнесла фразу, ставшую роковой в этой тёмной «контейнерной» истории:

— Мне нужно в туалет, а у твоей машины бак почти пустой. Заедем на заправку?

— Нет проблем!

Роберт расплачивался у кассы, когда Лера постучала пальчиком по витрине:

1